B&F Блог

Людовик XIV сгибался от веса бриллиантовых пуговиц, Chanel построили с ними империю твидовых жакетов, а мы расскажем увлекательную историю пуговиц.

Как пуговицы стали произведением искусства, сословным разделителем и знаком отличия люксовых брендов? Яркая история пуговицы.


Картины, висящие в главных музеях мира, помогают нам понять огромную роль пуговиц. Слева — пуговица на рукаве Изабеллы Валуа; справа — Генрихом VIII, изображенный Гансом Гольбейном Младшим. Художник был персональным дизайнером и костюмером самого известного английского короля.

Например, Изабель Валуа, третья жена Филиппа II, в сапогах из рубинов и бриллиантов. А тут пуговицы какие-то. Тьфу :) Какие там пуговицы, когда сапожки сплошь инкрустированы бриллиантами. Но вы увеличили рукав ее платья, чтобы показать пуговицу на мантии.

Можно также упомянуть роскошные портреты Генриха VIII Ганса Гольбейна Младшего — не только художника, но и персонального дизайнера английского монарха. Надо будет найти об этом максимум информации, потому что тема волнующая. Ухх, резонансная! Самый известный английский король с гениальным художником в дизайнерах. Ганс Гольбейн Младший оставил более 250 эскизов различных дизайнов, начиная от «пуговиц до пряжек», рассказывает Нарим Бендер в работе о художнике.

Изначально пуговицы были символом отличия сословий. Более того, самые богатые люди древности, Античности, затем раннего Средневековья, да и вообще во всех исторических эпохах носили пуговицы из цельных драгоценных камней.

На одежде Франциска I насчитали около 13 400 золотых пуговиц.

Интересно, есть ли сегодня в мире монаршие особы, которые делают так? Быть может, и есть. Какой-нибудь король Малайзии :)

А пуговицы короля-солнца Людовика XIV в последней трети XVII века — тема для отдельной выставки. За годы его правления его ювелирам удалось найти самые потаенные места для размещения бриллиантов: на пуговицах, даже вокруг петлиц.

Джоан Дежан рассказывает в «Существе стиля», что на одном образе Людовика было как минимум 1500 каратов бриллиантов. К концу своего правления герцог Сен-Симон, который служил опытным летописцем при дворе Людовика XIV, рассмотрел, что «Король тяжело идет от бриллиантов; он почти сгибается под их весом».

Бриллиантовая пуговица — символ власти. Да, Наполеон определенно заработал вёдра таких символов своим трудом и несогбенной волей.

Бриллиантовые пуговицы представляли собой символ французской абсолютистской монархии. Не зря Наполеон согласно хроникам в 1804 году оделся на свою коронацию в белый бархат, вышитый золотом, а бриллиантовые пуговицы были неотъемлемая частью королевского наряда.

XVIII век — золотое время и расцвет пуговиц как важной детали и даже аксессуара.

Причем львиная доля “цветения” приходилась на одежду мужчин. И действительно, камзолы куда больше нуждаются в бриллиантах и золоте, чем женские платья. Посудите сами, зачем женщине, одевающейся по моде XVIII века, пуговицы? Корсеты на шнуровке, чулки на подвязках, ну для верхней одежды только. Так что до начала XX века пуговица была преимущественно мужской фурнитурой:

«Женщинам можно было дать много драгоценностей, но мужчинам дали пуговицу, которая представляла шесть или восемь пуговиц для куртки или соссета [внутренний жилет]. Также несколько пряжек: две для “кувшина” трусов ниже колена, две для обуви и последняя для галстука", — рассказывает историк моды Лючина Льоренте.

Дорогие пуговицы переходили от отца к сыну: «Это были драгоценности, которые переходили от костюма к костюму», — говорит эксперт. Следовательно, эти пуговицы были сделаны ювелирами.

Деталь костюма Людовика XVIII, изображенная Мишелем Ван Лу, и тканевая пуговица в соответствии с его жилета.

А для разночинцев, крестьян и обедневшего дворянства портные собственноручно вытачивали деревянные пуговицы. Очень красивые, между прочим, Massimo Dutti возрождает их традиции :)

Такие пуговицы состояли из деревянного диска, похожего на монету, иногда обтянутые тканью и даже с вышивкой.

И уже тогда зарождалась культура ношения мужского костюма:

из нескольких пуговиц на куртке функциональны только несколько из них. Остальные не были застегнуты и были просто декоративными.

Альфред Дидро, "Всадница в Булонском лесу".

Интересно, что в женский костюм пуговица попала тогда, когда женщины начали осваивать традиционно мужские занятия — верховую езду или охоту.

Например, женский как редингот.

Сегодня пуговицы прошлых столетий представляют собой огромную художественную ценность.

Помимо экземпляров из слоновой кости или драгоценных металлов, которые Музей костюмов хранит на своих витринах, можно найти пуговицы со стразами. А когда у нас создаются подделки? Когда оригинал указывает на принадлежность к высшему обществу. То же происходит и с сумками Gucci/Chanel/LV и так далее и так далее.

Так вот, из-за высокого спроса на бриллиантовые пуговицы эльзасский ювелир Джордж Фридрих Страсс создал стразы.

Когда пуговица стала произведением искусства

На пуговицах начали создавать целые живописные полотна.

Франсиско Гойя сделал удивительный подарок герцогам Осунским и их детям: герцогиня Жозефа Алонсо де Пиментель в платье по французской моде с фарфоровыми пуговицами на фоне природы уместилась на одной единственной пуговице. Хранится в музее Прадо.

Пуговицы с пейзажами, XVIII век

Пуговицы, которые сохранились в Нью-Йоркском музее Метрополитен, прекрасно показывают все модные тенденции конца века. Пуговица 1775 года и 1790 года с изображением двух женщин как отражение радикальных изменений, которые мода дала всего за двадцать лет.

Кроме того, это пример размера, который приобрели пуговицы в XVIII веке. Они должны были служить холстом для художественных замыслов.

Живописные сюжеты на кнопках также включали классические темы, такие как мифология или портреты выдающихся римских императоров, риторов, полководцев.

Кронос, бог времени. 1795 год.

Интересный факт: дедушка Чарльза Дарвина британский гончар Джозайя Веджвуд создал орнамент глиняной посуды «Веджвуд». Это яркий стиль, который характеризуется ярким синим фоном яшмы, на котором выделяются фигуры в белом цвете. Гжель по-английски.

Вошли в моду стеклянные пуговицы с насекомыми или мхом внутри. Они также включали всевозможные послания, которые могли носить даже политические оттенки: нетрудно найти в разных музеях мира пуговицы с символикой, связанной с Французской революцией, с рисунками, относящимися к Трем Штатам или фригийской шляпе, иконе революции.

Liberte, égalité, fraternité. Какие же красивые пуговицы в честь французской революции

С началом века и знаменитым Великим Отречением мужского костюма пуговицы на стали нейтральными: они были полностью гладкими без какого-либо орнамента, точно такие же, как сегодня.

Аристократия уступила место буржуазии, костюмы стали нейтральными. Ну, разве что на жилете могли быть яркие акценты, полосы, даже цветочный принт (но это огромная редкость).

Пуговицы теряют свою важность, главным аксессуаром становятся часы, лорнет, монокль и так далее и так далее.

Пуговица в XIX веке больше не указывает на социальный статус или власть. Но здесь на арену выходит перламутр.

Перламутр

Традиционно сложилось, что во Франции каждый регион чем-то знаменит, а точнее, имеет свою особую специализацию. Например, у Кале это кружева, у Меру (в часе езды от Парижа) — перламутр, который извлекается из раковин некоторых моллюсков. В местном музее находится один из французских центров, сохраняющий наследие своего региона.

 

 

 

В 2013 году он посвятил целую выставку перламутровым пуговицам, изготовленным во второй половине века такими фабриками, как Féret Phulidor. Другими названиями, связанными с музеем, являются Hoguet Duroyaume, который также сделал поклонников, или семья Potelle, ранее базирующаяся в Меру, которой центр также посвятил ретроспективу пуговиц в 2018 году.

Откуда взялись пуговицы элитных брендов

Как объяснили в музее Ла Накра, Жюль Потель, руководитель семейного пуговичного бизнеса, специализировался на пуговицах для рубашек простых форм, а ещё создавал пуговицы на вкус высшего общества в стиле модерн.

Его силуэты, иконография и цвета вдохновлены мотивами этого художественного стиля: животным и цветочным миром, яркими тонами, изгибами... Чтобы создать такую пуговицу, семья Потель использовала австралийский перламутр с рисунками растений, дополненный золотом. Эти перламутровые украшения задействовали мастеров, специализирующихся на гравюрах.

Потель также следовал художественным и модным движениям того времени, таким как геометрические пуговицы, прикрепленных к нарядам в стиле ар-деко, типичных для 20-х и 30-х годов.

К концу века и под влиянием япономании западная мода поддалась пуговицам Сацумы. Международные выставки в Париже открыли керамику: примерно в 1860 году керамические пуговицы начали производиться в Японии на экспорт. На них изображали нежные рисунки на японские мотивы, начиная от хризантем и заканчивая фигурами небесных девиц.

Один кусок высокой моды

С ростом популярности Haute Couture сотрудничество между кутюрье и французскими ботонерами (это ведь целая профессия, вот так то) становится максимально тесным.

Музей Накременции хранит пуговицы фабрики Cléret, которая работала на Dior, Balenciaga и, прежде всего, на Balmain. Эта знаменитая фабрика вернула моду на декоративные пуговицы.

Это время также станет очень продуктивным и ярким для пуговиц: художники и ювелиры, такие как Люсьен Фализ или Рене Лалик, оба ведущих представителя модерна, тесно сотрудничают с Cléret.

Жан Шлюмберже, бывший вице-президент Тиффани, был известен не только своими шедеврами для ювелирного дома, он также тесно сотрудничал с Эльзой Скиапарелли в нескольких дизайнах пуговиц и костюмированных ювелирных изделий.

Хотя Поль Пуаре уже работал с такими художниками, как Морис де Вламинк, Эльза Скиапарелли была воплощением очень тесной связи с художниками своего времени. И пуговицы были одной из отличительных черт этого творческого способа создания дизайна: «Ничто не акцентирует вещь так, как это делает пуговица», — с гордостью написала Скиапарелли. Для нее пуговицы сами по себе были искусством.

Она ненавидела обычные круглые формы, которые использовала очень мало. Вместо этого предпочитала экстравагантные пуговицы, и не зря. Журнал One Time в августе 1934 года даже написал об этом: «Мадам Скиапарелли преследует пуговицу с болезненным рвением».

Пуговицы в форме губ, барабанов, моркови и улиток — где такое видано? Даже в форме акробатов в цирковой коллекции 1938 года.

Скиапарелли использовала бабочку, один из сюрреалистических символов перемен, в качестве отправной точки своей коллекции весна-лето 1937 года: она не только перенесла ее на принты, но и на монументальные пуговицы на небесно-голубой шерстяной куртке, сохраненной Музеем декоративно-прикладного искусства в Париже.

В том же году Хорст П. Хорст сфотографировал его для страницы Vogue, а в 2018 году Лэмейсон переосмыслила его в своей коллекции Autumn Haute Couture (с похожими пуговицами).

Кто были те художники, которые сделали пуговицы Эльзы Скиапарелли реальностью? Одними из них были многогранный Альберто Джакометти, Жан Арп и Жан Клеман.  «Он был гением, — писала она, — подлинным французским мастером, который работал с любовью настолько пылкой, что был почти фанатние целой серии пуговиц из различных материалов, начиная от смолы и заканчивая янтарем, проходящих через деревообработку. Ему, наряду с Roger Jean-Pierre, приписывают довольно много пуговиц на одежде, которые можно увидеть на MET в Нью-Йорке: украшения осени 1937 года, викторианские зеркала весны 1938 года, сверчки и даже карточные фигуры.

Сотрудничество между Клеманом и Скиапарелли было очень творческим, но не всегда легким: иногда Жан-Пьеру приходилось выступать в качестве посредника между дискуссиями двух темпераментных персонажей: «Однажды у нее возникло ощущение, что она так задевала чувства Жана Клемана, что позвонила Мишель Геген, чтобы сказать Клементу, что она это чувствует».

Другим сотрудником Скиапарелли был Франсуа Гюго, связанный с культовым французским писателем Виктором Гюго, чьи пуговицы можно найти в огромной коллекции Музея Виктории и Альберта в Лондоне. С рисунками из лакированной глиняной посуды, воссоздающей драконов, листики клевера, или абстрактными рисунками из металлических материалов.

Среди дизайнеров, с которыми работал Франсуа, была и Габриэль Шанель: французский ювелир изготовил несколько предметов для французского дома во второй половине 1930-х годов.

Chanel и пуговицы Desrues

Вместе со Скиапарелли Шанель сделала пуговицы одной из своих отличительных черт: «Ищите, находите прекрасные маленькие пуговицы, как мы это делаем прямо сейчас. Это вопрос вкуса. Это сложно, но элегантность требует этого»; Шанель посоветовала своим читателям в статье 1959 года.

Она вдохновлялась эпохой Возрождения, а также утилитарным дизайном военной одежды.

Несмотря на свою же богатую декоративную вселенную, на вдохновение, Шанель всегда твердо стояла в своем практическом видении моды: «У всего есть функция», — сказала дизайнер, цитата, которую Лилу Маркванд вспоминала в Chanel m'a dit.

Среди пуговиц в коллекциях сезона Шанель использовала кожу или стразы. Она также часто использовала галатит, полимер, который можно было легко покрасить и который позволил получить, например, пуговицы того же цвета, что и твид, который они сопровождали:

«Маленькие тканевые пуговицы, изготовленные из маленького галатита, освещенные белой деталью; лепестки горного хрусталя на ночь», — написали L'Art. Одним из наиболее часто используемых материалов Коко для пуговиц 50-х и 60-х годов был золотой металл, который она любила — вдохновлен золотыми пуговицами униформы офицеров, которую она помнила с детства, или униформой, которую носили моряки на яхтах, которыми владеет герцог Вестминстерский.

Предосенний показ 2019 года, Париж-Нью-Йорк, состоялся в храме Дендура MET в Нью-Йорке и был вдохновлен Древним Египтом, о чем свидетельствуют жуки, которые сформировали этот аксессуар Desrues.

Пуговицы оживить собственную иконографию Шанель с такими символами, как камелия, лев, звезда, солнце, жемчуг или цепь.

Когда Карл Лагерфельд возглавил дом в 1983 году, он придавал такое же значение пуговицам, поскольку считал их причиной для мгновенного признания.

В культовую вселенную Шанель Лагерфельд привнес монограмму с двойной “C”. А еще добавил клевер, знак, который не входит в наследие Коко.

С 2000-х годов разница между пуговицами коллекций Chanel ready-to-wear и Haute Couture заметна все больше: Haute Couture менее повествовательны и более сдержанны. Они не включают монограммы и более гармонично подчеркивают модель, которую они сопровождают.

В любом случае большинство пуговиц имеют круглую форму. Некоторые вдохновлены предметами, изготовленными Goosens или Gripoix для Chanel, но это еще один из ремесленных домов под его защитой, который в основном отвечает за эту деталь: Desrues.

Пуговицы высокой моды Chanel Осень 2017, Весна 2015 и Осень 2016.

История дома уходит издалека: без указания даты есть легенда, которая рассказывает о том, как кутюрье Пьер Бальмен обратился к ним с просьбой о шоколадных пуговицах. Затем месье Дестру побежал в магазин, который собирался закрыться, но все равно получил их. Он работал всю ночь, чтобы сделать шоколадные пуговицы, которые доставил вовремя в Balmain.

Их первое сотрудничество с Бальменом случилось в 1965 году с пуговиц для курток «букле».

Двадцать лет спустя Дестру стал первым из «спутниковых» ателье, как их описал Лагерфельд. Это было первое объединение ремесленных домов с дизайнером.

Журналист Джиннэйн Браунелл описала в статье New York Times 2018 года, что в то время каждая коллекция была основана на встрече команды Лагерфельда и команды Десрюса. Когда Chanel одобрила первоначальный дизайн кнопки, был создан мастер-образец, либо нарезанный металлом, либо из пресс-формы. Верх был покрыт лаком или окрашен, и последние штрихи были сделаны в мастерской.

Для каждой коллекции компания представляла креативному директору и его команде около 50 моделей, из которых выбирали около 20: «Каждая модель будет представлена в восьми размерах, и каждая модель существует во многих цветах. Затем мы сделаем 10 000 или 12 000 пуговиц для показа. Это месяц работы", - сказал Сильвен Питерс, директор Desrues, для нью-йоркской газеты.

"Для Chanel каждая пуговица — это небольшое украшение".

Помимо Chanel, Desrues работал с такими домами, как Vionnet, Lanvin и Balenciaga. Точно так же, как Франсуа Гюго работал на Скиапарелли и Шанель, ювелир Роджер Жан-Пьер, как и Фрэнсис Винтер, тесно сотрудничал с Живанши, мадам Грес, Ивом Сен-Лораном.

Модель в костюме с боковыми пуговицами, Баленсиага (1954)

"Для меня это украшения на женский день. Я надеваю много золотых пуговиц на черные и темно-синие пальто, потому что они сияют и служат цели [...] они устраняют любую потребность в ювелирных изделиях, которые мне не слишком нравятся в течение дня"; однажды признался Сен Лоран.

Благодарим любимых читателей и подписчиков за то, что прочли этот пост. У нас много интересной и актуальной информации о мире beauty&fashion!

А вообще у нас в блоге так круто, что не передать. Впрочем, судить вам. Вот ссылочки на последние статьи в Дзене:)